(no subject)

Вопиющий В Пустыне
по сути - нормальный пацан,
увлеченно читает фантастов,
уткнувшись в планшет,
вечерами станком
зачищает поверхность лица,
мизантропии и нарциссизма
не будет и нет.

Но дорога домой
мимо рельсов под снежной крупой
батальоны вопросов
заставит дышать в голове
станут суки палить
друг по другу
и гибнуть толпой -
ни один не способен
найти себе дельный ответ.

А в квартире всегда
заседает нервический брат,
доходящий до самых глубин,
поглощающий плов,
из экрана на кухню
не явится Шуб-Ниггурат
и грозой полоумной
не вмажет по стеклам любовь.

Есть варан-проводник
в бесконечных ужасных песках,
получивший от солнца
святую способность все знать,
вот к нему - за ответами,
чтоб не загрызла тоска,
чтобы быть подготовленным,
если наступит весна.

Прошагай по пустыне,
ее миражи изучи,
повстречайся с жарой,
очищающей тело и дух.
Слышишь, там, за ангарами
странное что-то звучит,
алкоголики в туфлях
уже обращаются в слух.

(no subject)

Перед тем, как выйти из дома,
надо три минуты потоптаться в прихожей,
сделать несколько суетливых движений расческой,
проверить карманы:
сигареты, сотовый, ключи с брелком в виде слоника.
Посмотреться в зеркало –
вдруг в нем что-то изменилось к лучшему,
ретривера, например, показывают
или Бориса Гребенщикова.

Вообще-то, никогда нельзя с уверенностью сказать,
что ждет за порогом.
Выйдешь, ничего не подозревая, – а там
ну, допустим, война.
Довольно банальная фантазия
для нынешних страшных времен.
Кидание понтов перед лицом смерти,
письма всем, кто остался ждать,
гранатометы, окуляры, изуродованные конечности,
и ты тут такой
с белым пакетиком.

Впрочем, война - это предсказуемо.
Лучше так: выйдешь – а там Куба,
люди пьют тростник, закусывая сигарами,
гуляет в аллее бородатый Фидель
(работающий на батарейках).
Местная страсть для тебя
необходима, как воздух,
сколько лет ты обходишься без нее.
На берегу океана
два смуглых тела стали одним существом
и ты тут такой
с белым пакетиком.

Ладно.
Выйдешь – а там Марс.
Существа с приплюснутыми головами
давно уже изобрели
таблетки от тоски по детству,
вакцину от страха старости,
лейкопластырь для сердечных ран
и много всего другого
Вот летят они грациозно,
помогая себе хвостами
и ты тут такой
с белым пакетиком

Перед тем, как выйти из дома,
признайся себе во всем сам
и немного поразмышляй,
какую именно часть тела ты бы отдал,
чтоб за порогом
появилось что-нибудь новое.

(no subject)

Диоген проживает в бочке, на задворках гостиницы «Русь»,
дважды в день туда приезжает отряд сотрудников ППС.
Он питается старыми яблоками, отвратительными на вкус,
и привечает всех, кого занесло под жизненный пресс.

По проспекту Ленина, в полдень, с фонарем карманным в руке
бредет оборванец-киник, и дворняги за ним бегут.
Это лучше любого стрип-шоу, увлекательней, чем хоккей:
доведет до последней точки напряженный умственный труд.

Не участвовать в демонстрациях, не вставать под бунтарский флаг.
Кровь должна быть умеренно тёплой – наплевать на вино и рэйв.
И когда после ядерной бури всю планету накроет мрак,
ты останешься жить и здравствовать, маг-отшельник, отважный лев.

Пусть развозят блестящие «Майбахи» ветеранов борьбы за власть,
и гадают на рунах студентки факультета тоскливых наук:
декодировать шум вселенной интересней, чем деньги красть.
звезды светят значительно ярче, если ты никому не друг.

Проникает в апрельские бездны Диоген, философ и панк.
Изучение солнца требует стопроцентно чистой души.
Отщепенец курит плохой табак и таскает смешной колпак –
это жизнь рододендрона в окруженье пустых машин.

Я превращаюсь в кустарник, растущий в далёких лесах.
Ни один ураган не вырвет меня из нашей грешной земли.
Как учил Диоген, буду думать о светящихся в небе Весах
и о том, как плывут к Нью-Йорку зловещие корабли.

Герои совка и магии (часть четвертая, стихия - вода)

Капитан Маринеску переправляется через реку,
на том берегу третий день тусуются солнцевские братки.
Отчаянной драки жаждут дети кровавого века,
предотвратить её - руки у вас коротки.

А вода наделяет воина силой, врачует порезы и раны.
Творцы коммунизма давно оценили воду:
она вращает их жернова, заливает враждебные страны,
делает в мире погоду.
Collapse )

(no subject)

Автомойки, жилые массивы,
рвется к звездам токсический дым.
Герберт Вест оживляет Россию
реагентом зелёным своим.

Зомби любят бравурные песни,
темнота их берет под крыло.
Кто успел оказаться на месте
в миг восстанья – тому повезло,

он услышал рычанье победы,
невесёлого монстра шаги
и поток разноцветного бреда
навсегда заморозил мозги.